Без права быть человеком: ужасы трудового лагеря в Северной Корее. Шин дон хек


Известный северокорейский перебежчик Син Дон Хек признает, что "части его рассказа" являются "неточными"

Анна Файфилд, 17 января 2015 года. "Вашингтон Пост"

ТОКИО - Син Дон Хек, человек, "выживший в лагерях Северной Кореи", который "стал символом нарушений прав человека в этой стране", изменил основные части истории о своих "жизненных испытаниях". Хотя он решил оставить наиболее чудовищные детали, такие как опускание его на крючке над огнем, Син признался, что многие из тех мест и времен событий, о которых он рассказывает в своей истории - это неправда, как заявил в субботу Блейн Харден, автор книги "Побег из лагеря 14" - бестселлера о жизни Сина.

"С точки зрения прав человека, его все-таки жестоко пытали, но он перевернул вещи в рассказе," - рассказал Харден, бывший журналист Washington Post, который первым записал историю Сина, для нашей газеты в 2008 году. Син, 32 лет, был одним из самых видных перебежчиков из Северной Кореи, пытавшимся "повысить осведомленность о нарушениях прав человека" в этой стране. Он также дал показания перед Комиссией ООН по расследованию, чей доклад привел к международной кампании "по привлечению к ответственности руководителей тоталитарного государства за продолжающиеся на протяжении десятилетий нарушения прав человека". Северная Корея, встревоженная этой кампанией и перспективами возможности предъявления обвинений ее верховному руководителю Ким Чен Ыну, пытается подорвать доверие к показаниям Сина и, несомненно, воспользуется этими его изменениями в рассказе, чтобы попытаться изобразить все отчеты о нарушениях прав человека в качестве измышлений.

В "Побеге из лагеря 14" и в своих показаниях Комиссии ООН Син рассказал такую историю: он родился в лагере 14, сильно укрепленной тюрьме для политических заключенных в горах к северу от Пхеньяна, где его жестоко пытали и где он жил до своего побега в 2005 году. Он постоянно говорил, что сбежал с сокамерником, взобравшись вверх по его телу, когда тот погиб от удара электрическим током, прикоснувшись к забору, который окружал лагерь, а затем Син пробрался в Китай.

Син признался Харден в пятницу, что, когда ему было около 6 лет, он, его мать и брат были переведены в другой лагерь, номер 18, расположенный на другом берегу реки Тэдон от лагеря 14. Именно там, узнав о планах его матери и брата бежать, он предал их властям, поведал Син Хардену. Именно в этом лагере, по его (новым - прим. перев.) утверждениям, он стал свидетелем их казни. В книге Син рассказывал, что все эти события происходят в лагере 14. Син также теперь говорит, что он бежал из лагеря два раза - в 1999 и в 2001 году, во второй раз он бежал в Китай, но был пойман после четырех месяцев местной полицией и отправлен обратно в Северную Корею. Сначала его поместили в лагере 18, а затем он был переведен обратно в более "драконовский" лагерь 14, как сказал Син Хардену. Именно тогда, когда ему было 20 лет, Син был подвергнут пыткам в качестве наказания за побег. Он просидел в подземной тюрьме в течение шести месяцев, где он был неоднократно подвергнут пыткам. Это расходится с его первоначальным рассказом, что эта пытка произошла, когда ему было 13 лет, и когда власти подозревали его, что он тоже вместе с матерью и братом намеревался бежать. Син, который живет в Сеуле, сейчас путешествует за границей, и не стал отвечать на телефонные звонки или электронные письма с просьбой о комментарии. Но он говорил с Харденом и сказал ему, что он "очень сожалеет обо всем этом безобразии".

"Когда я согласился поделиться своим опытом для книги, я обнаружил, что мне было слишком больно думать о некоторых вещах, которые случились", - цитирует Харден Сина. "Так что я пошел на компромисс, на мой взгляд. Я изменил некоторые детали, которые, как я думал, не имеют значения. Я не хочу сказать, что именно произошло, чтобы не переживать эти болезненные моменты снова и снова" (может быть, наш "герой" не любит вспоминать об изнасиловании несовершеннолетней девочки, из-за совершения которого, как рассказывают его земляки, ему и пришлось бежать в Китай? - прим. перев.)

Северная Корея - самое скрытное государство на Земле, и это, как известно, затрудняет проверку деталей показаний перебежчиков. Но "эксперты по ГУЛАГу Северной Кореи" проверили и приняли историю Сина (как правдивую - прим перев.), и сейчас "правозащитники" говорят, что "эти изменения не меняют фундаментальную истину об ужасах северокорейских лагерей" (а что еще они могут сказать? Не могут же они признаться, что на самом деле они никакие не эксперты, ибо ни в каких "политических лагерях в КНДР" сами не бывали и что поддерживают "правдивые" истории Сина и ему подобных они исключительно по политическим мотивам!- прим переводчика)

"Лагерь 14, Лагерь 18, Освенцим, Дахау, Биркенау - какая разница?" - спросил Грег Скарлатойу, исполнительный директор вашингтонского Комитета по правам человека в Северной Корее. "Он выжил в политическом лагере, и точка." Изменения "не касаются ключевых частей показаний Сина", или того факта, что все движение перебежчиков агитирует за принятие действий против Северной Кореи. "Основные позиции книги остаются верными," - сказал Скарлатойу.- "Этот молодой человек прошел через жестокие пытки. Это верно". Харден сказал, что будет добиваться исправлений в книге, которая была переведена на 27 языков (в том числе, к нашему позору, и на русский - прим. перев.), так как она была впервые опубликована в 2012 году. Он и Син делят прибыль от книги пополам. "Я уверен, что он был подвергнут пыткам, потому что у него есть шрамы", - сказал Харден, описывая следы ожогов на нижней части его спины. "И я уверен, что он бежал из лагеря 14 из-за шрамов на его ногах. Он был осмотрен медицинскими экспертами, которые сказали, что это согласуется с тяжелыми электрическими ожогами". Син также повредил руки, в результате "тяжелого труда в детстве". "Он по-прежнему говорит, что все это произошло, но только в другое время и в другом месте," - сказал Харден. Линн Ройбал, жена Сина, заявила, что Син был "очень эмоциональным", когда речь зашла о пересмотре его истории и что он признает, что Северная Корея, возможно, попытается это использовать. "Он много думает об этом", - заявила Ройбал из Сеула. "Он знает, что это будет иметь катастрофические последствия для жизни многих людей." Северная Корея уже пыталась показать, что история Сина - ложь, и "очернить его характер". Прошлой осенью северокорейские власти выпустили в свет видео под названием "Ложь и правда", в которой отец Сина рассказывает о том, что он и его сын никогда не жили в политическом лагере, и что показания его сына являются ложными.

http://www.washingtonpost.com/world/prominent-n-korean-defector-shin-dong-hyuk-admits-parts-of-story-are-inaccurate/2015/01/17/fc69278c-9dd5-11e4-bcfb-059ec7a93ddc_story.html

www.krasnoetv.ru

Саморазоблачение нанятого США афериста: juche_songun

20 января 2015 года

Пресс-заявление представителяАссоциации КНДР по исследованиям прав человека

Заговорщический характер «правозащитной» кампании США и враждебных сил против КНДР, которую они развернули на арене ООН, обнажается сам по себе.

Стало ясно, что сам «доклад Комитета по расследованию» ситуации с правами человека в КНДР, который и стал основой для насильственного принятия «резолюции о правах человека в КНДР» на общем собрании 69-й сессии Генассамблеи ООН, является сфабрикованным и надувательским документом, состоящих из лживых показаний «перебежчиков».

Син Дон Хек - вор и педофил со своим работодателем

По сообщениям СМИ, Син Дон Хек, который выступал главным«свидетелем» при составлении «доклада Комитета по расследованию»,признался и принес извинения за дачу лживых показаний о своем прошлом, и клялся в том, что больше не будет заниматься «правозащитной»деятельностью, направленной против КНДР.

Как мы уже разоблачали, этот тип является всего лишь мошенником и паразитом, который скрывает свое настоящее имя и биографию и живет за счет пропаганды заговорщических материалов, написанных своим боссом.

Син Дон Хек наговорил всякую чушь о каких-то «лагерях для политзаключенных» и выдавал себя за «уцелевшего» из этого лагеря, но все это – полное вранье и что-то из области фантастики.

Он является гнусным преступником, который совершил изнасилование несовершеннолетних, которое не прощается ни в одной стране, в том числе и на Западе.

Син Дон Хек должен не только признаться в лживости своих выступлений, но и начисто показать всю свою сущность как преступника. В противном случае, мы будем разоблачать на весь мир всю подноготную его преступных деяний.

Подобно утопающему, который хватается за соломинку, Буш, Керри и другие политиканы США сыграли отвратительный спектакль, восхваляющий этого преступника и лжеца Син Дон Хека, на различных форумах, в том числе на«заседании на высоком уровне по правам человека в Северной Корее».

Правители США, потерявшие рассудок в нагнетании враждебности к КНДР, заведомо знали сущность этого афериста, но все же привлекали его в мошенническую шумиху вокруг КНДР, обнажив таким образом заговорщический характер своей «правозащитной» кампании.

США совершили самый грязный и циничный поступок, надругательство на совестью международного сообщества, организовав в ООН и других международных форумах «слушания», куда был приглашен этот мошенник, потерявший самые элементарные человеческие качества в погоне за легкими деньгами. Распространив в ООН в качестве официального документа «доклад Комитета по расследованию», составленный из лживых показаний, и сфабриковав «резолюцию ООН о ситуации с правами человека в КНДР».

Факт признания «перебежчиком»-аферистом в лживости своих показаний свидетельствует о том, что все заявления выдающих себя за «перебежчиков»не заслуживает ни малейшего доверия, что «доклад Комитета по расследованию» о ситуации с правами человека в КНДР является полностью заговорщическим документом.

Следовательно, будет излишне говорить о легитимности всех «резолюций по правам человека» против КНДР, которые были в насильственном порядке приняты в ООН на основе подобных фальшивых документов.

Для ООН – это огромный позор, что она была использована в кампании против КНДР, поддавшись заговорам США.

Враждебные силы, пока не поздно, должны немедленно отменить«резолюции» по правам человека и все другие заговорщические документы, сфабрикованные на основе лживых заявлений человеческих отбросов.

Международное сообщество должно четко понять, что «правозащитная»кампания США и их союзников против КНДР не имеет ничего общего с защитой подлинных прав человека и представляет собой опаснейшие поползновения, направленные на очернение имиджа КНДР и создание предлогов для военной агрессии против нее, и встать на справедливую позицию.

juche-songun.livejournal.com

ужасы трудового лагеря в Северной Корее

Известный американский журналист Блейн Харден стал настоящим спасителем для Шин Дон Хёка, пока единственного человека, сумевшего выбраться из ада северокорейского трудового лагеря № 14 в западные страны. Блейн написал мировой бестселлер «Побег из лагеря смерти» на основе рассказов и свидетельств Шина. Благодаря коммерческому успеху и интересу СМИ к данной теме Шину удалось поправить свое финансовое положение и начать преодолевать многочисленные психологические проблемы адаптации в капиталистическом обществе. До того как Блейн Харден проявил внимание к страшной истории Шина, новоиспеченному гражданину Южной Кореи едва хватало средств, чтобы платить за съемное жилье, и он неделями не выходил на улицу, так как боялся соприкасаться с открытым миром кредитных карт, метро, планшетов и интернета.

north-korean

Никаких «проблем с правами человека» в нашей стране не существует, потому что все в ней живут достойной и счастливой жизнью.

Центральное телеграфное агентство Северной Кореи, 6 марта 2009 года

Шин Ин Гын родился в 1982 года на территории трудового лагеря № 14, где враги государства должны были «кровью и потом» смыть свои грехи перед милосердным вождем Ким Чен Иром. Отец Шина оказался в тюрьме по причине характерной для КНДР. Он был виновен в том, что два его брата в разгар Корейской войны бежали в Южную Корею. По законам Северной Кореи 3 поколения Шинов должны были сгнить в тюрьме в наказание. Фактом своего рождения Шин обязан трудолюбию и послушанию своего отца и матери. Их брак стал поощрением лагерной администрации за самоотверженный труд. Как позже узнал Шин, в лагере были запрещены общение и сексуальные отношения между разнополыми людьми. За нарушение правила — немедленный расстрел. Лагерные охранники сами выбрали его отцу пару, отказаться было невозможно, иначе вопрос разрешения на брак был бы навсегда закрыт. Как же выглядит брак в трудовом лагере Северной Кореи? Изначально мужчины и женщины спят в разных бараках. После получения разрешения на брак, лагерная администрация перемещала новоиспеченных жен в специальные одноэтажные здания, где они будут жить с детьми. Мужу разрешалось провести с женой всего лишь 5 ночей в год! Все остальное время мужья проводили в мужских бараках.

north-korean

В то же время у надзирателей в лагере было неограниченное право на всех женщин. Охранники регулярно избивали и насиловали женщин в лагере, с ними можно было делать всё что угодно. Многие охотно отвечали на интерес со стороны охранников в надежде получить горсть риса или облегчить режим. Но в этом был нюанс! Если в результате сексуальных отношений с охранником появлялся ребенок, его убивали вместе с женщиной. Своеобразная северокорейская лотерея для женщин.

В домах семейных заключенных не было ни мебели, ни водопровода, ни ванных, ни душевых комнат. Мыться было негде, только летом лагерникам удавалось помыться в реке. На каждые 30 семей приходилась одна уборная, разделенная на мужское и женское отделения. Ходить разрешалось только туда, так как потом испражнения заключенных использовались в качестве удобрения на лагерной ферме. Лагерники спали на голом бетонном полу, укрывшись лохмотьями.

Правило № 8. В нерабочее время любые личные контакты между разнополыми заключенными строго запрещены. Вступившие в физическую сексуальную связь без предварительного на то разрешения расстреливаются немедленно.

Кодекс правил Лагеря 14

С рождения и до самого побега рацион Шина официально состоял из 3 видов пищи: кукурузная каша, квашеная капуста и капустный суп. Но иногда Шину удавалось поймать крыс и это были, по его словам, лучшие моменты его детства. Жареное крысиное мясо стало для него символом лучшей жизни. До побега он никогда не ел никакого другого мяса, кроме крысиного, и именно рассказы друга-заключенного Пака о том, что в других странах готовят прекрасные блюда из мяса и всем разрешено их есть, породили в нем мысли о побеге. Он не знал вкуса курицы, говядины или баранины, но запах жареного крысиного мяса вел его вперед. Фантазии об утолении голода жареным мясом стали определяющими.

north-korean

Проблема голода или, как называет ее северокорейская пропаганда, «временные трудности с продуктами питания» остро стоит не только в лагерях, но и по всей стране. Подростки и молодые люди, которым удалось сбежать из Северной Кореи, в среднем на 12–13 см ниже ростом и на 11–12 кг легче сверстников из Южной Кореи. По данным внешней разведки США, почти четверть потенциальных призывников не попадают в армию КНДР из-за слабоумия, развившегося в результате постоянного недоедания в малом возрасте.

Нормальных отношений в семье у Шина не было. Он не воспринимал мать как близкого человека, такого понятия он вообще не знал. Шин не любил ее, никто даже никогда не объяснял ему значение слова любовь. О том, что родителей и родственников обычно любят он узнал только в южнокорейской церкви спустя пару лет после побега. Мать была для него конкурентом за еду, как и брат. Часто он съедал у матери ее пайку, оставляя ее голодной на целый день. В ответ она избивала его мотыгой со свирепостью, присущей, скорее, лагерным охранникам. Отца он практически не видел, и он не вызывал у него никаких чувств. Надзиратели внушали детям, что они находятся здесь за «грехи родителей», смыть которые необходимо ударным трудом, беспрекословным послушанием и доносами на близких.

Конституция в том числе гарантирует гражданам право на жилище, право на отдых, право на получение бесплатной медицинской помощи, право на образование, свободу выбора места жительства и поездок, равноправие женщин и охрану материнства и детства.

Социалистическая конституция Корейской Народно-Демократической Республики

Школа в трудовом лагере отличалась изощренным садизмом учителей над учениками. Шину запомнился случай, когда у 6-летней девочки учитель нашел в кармане шесть кукурузных зерен. В наказание он забил ее указкой до смерти на глазах у всего класса. Шину не было ее жалко, он считал, что она понесла заслуженное наказание. Через полчаса урок возобновился.

Так как подразумевалось, что такие, как Шин, родились в тюрьме и там же должны умереть, то учить их нужно было только тому, что было необходимо для дисциплинированной лагерной жизни. Детей обучали базовым навыкам чтения и счета, заставляли зубрить лагерные правила и постоянно внушали мысль об их «преступной» крови. В средней школе учились семь дней в неделю, с одним выходным в месяц. Никакая болезнь не являлась оправданием неявки, бывали случаи, когда детям приходилось нести на руках в школу прихворавших одноклассников. В школе необходимо было постоянно «стучать» друг на друга, так детей учили с начальной школы. Если «провинился» один ученик, то часто наказывали весь класс. Детей лишали еды, били и заставляли работать сверх норм.

north-korean

Правило № 7. Заключенные обязаны не только выполнять, но и перевыполнять ежедневные рабочие нормы. Пренебрежение нормами работ на день или их невыполнение приравнивается к ведению подрывной деятельности и наказывается немедленным расстрелом.

Кодекс правил Лагеря 14

С 6 лет Шин и прочие дети врагов народа были обязаны трудиться на износ, они разгребали снег, носили уголь, пилили деревья. Часто заключенных заставляли заниматься изготовлением удобрения тоиби. Тоиби получается в результате смешивания золы с человеческими экскрементами. В общественных сортирах Шин вырубал киркой замерзшие экскременты, потом голыми руками переносил их в корзину. В 10 лет Шин уже работал в угольной шахте.

Правило № 6. Заключенные должны вести друг за другом наблюдение и незамедлительно докладывать о любых фактах подозрительного поведения.

Кодекс правил Лагеря 14

Однажды ночью Шин услышал голоса брата и матери на кухне. Он заглянул в дверную щель и увидел, как мать варит брату рис. Рис! Небывалая роскошь, нелегально добытое сокровище. Шина захлестнула ревность и ненависть, ведь мать варила рис не ему, а брату. Но то, что он услышал, поразило его больше, чем даже рис. Мать и брат собирались бежать! Сделать они это хотели той же ночью. Шин вернулся на свое место на полу, но спать он больше не мог. Он практически сразу решил донести на мать и брата. Его с раннего детства приучали доносить на всех: родных, близких, друзей, одноклассников. 13-летний Шин под надуманным предлогом выскочил из дома в час ночи и побежал к школьному учителю, но его не оказалось на месте, и он рассказал о планах родственников сторожу. На рассвете мать и брата поймали, а утром за Шином приехал джип с людьми в военной форме, ему надели наручники и с завязанными глазами отвезли в подземную тюрьму.

north-korean

Подземная тюрьма — это тюрьма на территории лагеря, то место, куда все лагерники боялись попасть, потому что там было еще хуже, чем в их бараках. Шин искренне недоумевал, почему он попал туда, ведь он настучал в полном соответствии с лагерными правилами, ведь он все сделал правильно. За что его пытают, когда нужно пытать его мать и брата? Но сотрудники подземной тюрьмы как будто не знали о том, кто донес на пытавшихся бежать. Они не давали ему спать, нещадно били его, лишали еды. После нескольких дней допросов у сотрудников тюрьмы кончилось терпение, так как Шин не отвечал им на вопрос о том, что собирались делать его мать и брат после побега. Но Шин и не мог этого знать. Надзиратели отвели его в специальную комнату, где на стенах были развешаны топоры, щипцы, дубинки и клещи. Затем мучители подвесили ребенка на лебедке за руки и ноги к потолку, а его спина осталась висеть над полом. Под спину Шину поставили чан с тлеющими углями и по команде главного стали опускать его голой спиной на угли. Его практически поджаривали, от боли Шин не мог сказать ни слова, он вертелся в разные стороны, пытаясь увернуться от жара. Но другой охранник взял со стены крюк и вонзил его в нижнюю часть живота мальчика, зафиксировав его тело над обжигающими углями. От боли и ужаса мальчик потерял сознание. После пытки его бросили в камеру умирать, но благодаря взрослому и доброму сокамернику, дезинфицировавшему его раны соленой похлебкой, Шину удалось выжить. Надзиратели больше не пытали Шина, до них все-таки дошла информация, что это он донес на своих родственников.

north-korean

В один из дней ему опять надели на глаза повязку и куда-то повезли, Шин был уверен, что на расстрел. Вместе с ним везли и отца, которого также подвергли пыткам в подземной тюрьме, кости его ног были раздроблены и неправильно срослись. Их притащили на пшеничное поле и поставили на колени перед уже собравшейся толпой. В лагере постоянно проходили публичные казни, на них должны были присутствовать все заключенные, даже дети 2–3 лет. Шина не собирались убивать, его привезли, чтобы он увидел казнь матери и брата. На теле матери не было живого места, видимо, ее страшно пытали. Ей накинули на шею веревку и выбили ящик из-под ног. В последний момент перед смертью она посмотрела на Шина, но он отвел глаза, не выдержав ее взгляда. Про себя он подумал, что мать получила по заслугам, глядя на ее конвульсии. Брата расстреляли, привязав к деревянному столбу. Смерть брата также не вызвала никаких эмоций у Шина, кроме ненависти и злорадства. После казни его с отцом вернули в барак в лагере.

north-korean

Спустя годы Шину удалось сбежать. В лагерь попал человек по имени Пак, который видел мир за пределами Северной Кореи. Они стали друзьями, и ему удалось убедить Шина, что существуют страны, где можно вдоволь кушать и жить по-человечески. Шин поверил. Поверил настолько, что вместе с Паком решился на побег. Пака убило током, когда он пытался перелезть через электрифицированную колючую проволоку. Шин выбрался на свободу в буквальном смысле через тело погибшего товарища. Мертвое тело Пака придавило колючую проволоку, и образовалась небольшая дыра в ограде. Шин использовал свой шанс.

Правило № 9. Заключенные должны искренне раскаиваться в своих преступлениях и ошибках.

Кодекс правил Лагеря 14

north-korean

После нескольких лет скитаний ему удалось перебраться сперва в Китай, затем в Южную Корею. Казалось бы, вот он, долгожданный хеппи-энд! Шин Ин Гын сменил имя и стал южнокорейским гражданином Шин Дон Хёком, занялся правозащитной деятельностью и даже попытался завести семью, но неудачно. Однако изменить имя легко, но как стереть воспоминания? Как воспитать в себе чувство любви и жалости? Как уважать себя после всего, что сделал? Как жить с лишающим рассудка чувством вины? Шин не может нормально спать, ему снится мать перед казнью, ее взгляд. Он понимает, что из-за него был расстрелян брат, что, видимо, также закончил и его отец, оставленный им в лагере на растерзание охранникам. Шин не может простить себя.

www.cablook.com

Блейн Харден Побег из лагеря смерти

Харден Блейн. Побег из лагеря смерти

   Остающимся в лагерях гражданам Северной Кореи    Blaine Harden   ESCAPE FROM CAMP 14:   One Man's Remarkable Odyssey from North Korea   to Freedom in the West

   Первым воспоминанием в его жизни была казнь.   Мать привела его на пшеничное поле около реки Тэдонган, где охранники уже собрали несколько тысяч заключенных. Возбужденный таким количеством людей, мальчишка прополз под ногами взрослых в самый первый ряд и увидел, как охранники привязывают к деревянному столбу человека.   Шин Ин Гыну было всего четыре года, и он, конечно, еще не мог понять смысла произнесенной перед казнью речи. Но, присутствуя на десятках других казней в следующие годы, он еще не раз услышит обращенный к толпе рассказ начальника расстрельной команды о том, что мудрое и справедливое Правительство Северной Кореи давало приговоренному к смерти возможность «искупить вину» упорным трудом, но он отверг это щедрое предложение и отказался встать на путь исправления. Чтобы заключенный не мог выкрикнуть последние проклятия в адрес государства, которое вот-вот отнимет у него жизнь, охранники запихивали ему в рот горсть речной гальки, а потом накрывали голову мешком.   В тот – самый первый – раз Шин во все глаза смотрел, как три охранника взяли приговоренного на мушку. Каждый из них выстрелил по три раза. Грохот выстрелов так напугал мальчика, что он отпрянул и навзничь упал на землю, но торопливо поднялся на ноги и успел увидеть, как охранники отвязали от столба обмякшее, залитое кровью тело, завернули его в одеяло и бросили на телегу.   В Лагере 14, специальной тюрьме для политических врагов социалистической Кореи, собираться более чем по двое заключенным разрешалось только во время расстрелов. Приходить на них должны были все без исключения. Показательные казни (и страх, который они наводили на людей) использовались в лагере в качестве воспитательного момента.   Учителями (и воспитателями) Шина в лагере были охранники. Они выбрали ему мать и отца. Они научили его постоянно помнить, что любой нарушитель лагерных порядков заслуживает смерти. На склоне холма рядом с его школой был начертан девиз: ВСЯ ЖИЗНЬ В СООТВЕТСТВИИ С ПРАВИЛАМИ И ПРЕДПИСАНИЯМИ. Мальчик хорошо выучил десять правил поведения в лагере, «Десять Заповедей», как он называл их позднее, и до сих пор помнит их наизусть. Первое правило гласило: «Задержанные при попытке к побегу расстреливаются немедленно».    Через десять лет после той казни охранники снова собрали на поле огромную толпу, только рядом с деревянным столбом соорудили еще и виселицу.   На этот раз он приехал туда на заднем сиденье машины, за рулем которой сидел один из охранников. Руки Шина были скованы наручниками, а глаза замотаны тряпкой. Рядом с ним сидел его отец. Тоже в наручниках и тоже с повязкой на глазах.   Их только что выпустили из расположенной внутри Лагеря 14 подземной тюрьмы, где они провели восемь месяцев. Перед освобождением им поставили условие: дать подписку о неразглашении всего, что происходило с ними под землей.   В этой тюрьме внутри тюрьмы Шина с отцом пытали, чтобы выбить признание. Охранники хотели знать о неудачной попытке побега, которую предприняли мать Шина и его единственный брат. Солдаты раздевали Шина, подвешивали над огнем и медленно опускали. Он терял сознание, когда начинала поджариваться его плоть.   Тем не менее он ни в чем не признался. Ему было просто не в чем признаваться. Он не замышлял бежать вместе с матерью и братом. Он искренне верил в то, чему его с рождения учили в лагере: во-первых, убежать невозможно, а во-вторых, услышав любые разговоры о побеге, необходимо доложить о них охране. Фантазий о жизни за пределами лагеря у Шина не возникало даже во сне.   Надзиратели в лагерной школе никогда не учили Шина тому, что назубок знает любой северокорейский школьник: что американские «империалистические выродки» строят планы напасть на его социалистическую родину, разорить и унизить ее, что «марионеточный режим» Южной Кореи покорно служит своему американскому повелителю, что Северная Корея – это великая страна, отваге и мудрости руководителей которой завидует весь мир… Он попросту даже не догадывался о факте существования Южной Кореи, Китая или Штатов.   В отличие от соотечественников маленького Шина не окружали вездесущие портреты Дорогого руководителя Ким Чен Ира. Мало того, он никогда не видел ни фотографий, ни изваяний его отца, Великого Вождя Ким Ир Сена, остающегося Вечным Президентом КНДР несмотря на свою смерть в 1994 году.   Хоть Шин был и не так важен для режима, чтобы тратить время и силы на его идеологическую обработку, доносить на родных и одноклассников его учили с малолетства. В награду за стукачество ему давали еды, а также позволяли вместе с охранниками избивать преданных им детей. Одноклассники же в свою очередь закладывали и били его. Когда охранник снял с его глаз повязку, Шин увидел толпу, деревянный столб, виселицу и подумал, что его вот-вот казнят. Однако никто не стал засовывать ему в рот горсть камней. С него сняли наручники. Солдат отвел его в первый ряд замершей в ожидании толпы. Им с отцом была отведена роль наблюдателей.   Охранники подтащили к виселице женщину средних лет, а к столбу привязали молодого человека. Это были мать и старший брат Шина.   Солдат затянул на шее матери петлю. Мать попыталась поймать взгляд Шина, но он отвел глаза. Когда прекратились конвульсии и ее тело обмякло, трое охранников расстреляли брата Шина. Каждый из них сделал по три выстрела.   Шин смотрел, как они умирают, и радовался, что не оказался на их месте. Он очень злился на мать с братом за попытку побега. И хотя он целых 15 лет никому не признавался в этом, Шин был уверен, что виноват в их смерти именно он.

   Через девять лет после казни матери Шин протиснулся между рядами электрифицированной колючей проволоки и побежал по снежной равнине. Это случилось 2 ноября 2005 года. До него никому из родившихся в северокорейских лагерях для политических заключенных бежать еще не удавалось. По всем имеющимся данным, Шин был первым и на данный момент единственным, у кого это получилось.   Ему было 23, и за пределами огороженного стеной из колючей проволоки лагеря он не знал ни одной живой души.   Через месяц он перешел через границу на китайскую сторону. Через два года он уже жил в Южной Корее. Через четыре поселился в Южной Калифорнии и стал работать полномочным представителем американской правозащитной организации «Свобода в Северной Корее» («Liberty in North Korea», или «LiNK»).   В Калифорнии он ездил на работу на велосипеде, болел за бейсбольную команду «Cleveland Indians» (потому что за них играл южнокореец Шин Су Чу) и два-три раза в неделю обедал в «In-N-Out Burger», считая, что гамбургеров лучше тамошних не сыщешь в целом свете.   Теперь его зовут Шин Дон Хёк. Он поменял имя сразу после приезда в Южную Корею, пытаясь таким образом начать новую жизнь – жизнь свободного человека. Сегодня это симпатичный мужчина с цепким, вечно настороженным взглядом. Одному из дантистов Лос-Анжелеса пришлось хорошенько поработать над его зубами, чистить которые в лагере у него не было никакой возможности. В общем и целом он почти идеально здоров. Но тело его превратилось в наглядное свидетельство всех лишений и тягот детства, проведенного в одном из трудовых лагерей, сам факт существования которых Северная Корея категорически отрицает.   От постоянного недоедания он так и остался очень невысоким и худым: роста в нем меньше 170 сантиметров, а веса – всего килограмм 55. Руки у него скрючены от непосильного труда. Нижняя часть спины и ягодицы сплошь покрыты шрамами от ожогов. На коже живота чуть выше лобка видны проколы от железного крюка, удерживавшего его тело над пыточным костром. На щиколотках остались шрамы от оков, за которые его подвешивали вверх ногами в одиночной камере. Ноги от щиколоток до коленей изуродованы ожогами и шрамами от электрифицированных кордонов из колючей проволоки, так и не сумевших удержать его в Лагере 14.   Шин приблизительно одного возраста с Ким Чен Ыном, упитанным, щекастым третьим сыном и официальным «великим наследником» Ким Чер Ира. Будучи почти сверстниками, эти два антипода олицетворяют собой бесконечные привилегии и тотальную нищету, то есть два полюса жизни в Северной Корее, формально бесклассовом обществе, где на деле судьба человека полностью зависит от кровного родства и заслуг или прегрешений его предков.   Ким Чен Ын родился коммунистическим принцем и воспитывался за дворцовыми стенами. Под вымышленным именем он получил среднее образование в Швейцарии, а потом вернулся в Северную Корею учиться в элитном университете имени своего дедушки. Благодаря своему происхождению он находится выше любых законов и обладает неограниченными возможностями. В 2010 году, несмотря на полное отсутствие военного опыта, был произведен в звание Генерала армии.   Шин родился рабом и рос за изгородью из колючей проволоки, по которой был пропущен ток высокого напряжения. Элементарные навыки чтения и счета он получил в лагерной школе. Кровь его была безнадежно замарана преступлениями отцовских братьев, и поэтому он не имел никаких прав и возможностей. Государство заранее вынесло ему приговор: непосильный труд и ранняя смерть от вызванных недоеданием болезней… и все это без суда, следствия, возможности обжалования… и в обстановке полной секретности.    Истории о людях, сумевших выжить в концлагерях, чаще всего строятся на достаточно стандартной сюжетной схеме. Органы госбезопасности забирают главного героя из уютного дома, отрывая его от любящих родных и близких. Чтобы выжить, ему приходится отбросить все моральные принципы и человеческие чувства, перестать быть человеком и превратиться в «одинокого волка».   Самой прославленной историей такого типа является, наверно, «Ночь» нобелевского лауреата Эли Визеля. 13-летний рассказчик в этой книге объясняет свои мучения, повествуя о нормальной жизни, существовавшей до того, как его вместе со всей семьей загнали в вагоны, идущие в немецкие лагеря смерти. Визель каждый день изучал Талмуд. Отец его был владельцем магазина, присматривал за порядком в их родной румынской деревне. Рядом всегда был дед, с которым они отмечали все иудейские праздники. Но после того как вся семья погибла в лагерях, Визель почувствовал «одиночество, ужасное одиночество в мире без Бога, без человека. Без любви и сострадания».   Но история выживания Шина совсем иная.   Его била мать, и он видел в ней только соперника в борьбе за еду. Отец, которому охранники позволяли спать с матерью всего пять ночей в году, полностью его игнорировал. Шин почти не знал своего брата. Дети в лагере враждовали и издевались друг над другом. Кроме всего прочего в своей жизни Шин понял, что залогом выживания является умение настучать на других первым.   Слова «любовь», «жалость» и «семья» не имели для него никакого смысла. Бог не умирал у него в душе и не исчезал из его жизни. Шин никогда даже не слышал о Боге. В предисловии к своей «Ночи» Визель написал, что знания ребенка о смерти и зле «должны ограничиваться тем, что о них можно узнать из литературы».   Шин в Лагере 14 не знал, что существует литература. Он видел там всего одну книгу – учебник грамматики корейского языка. Ее часто держал в руках одетый в военную форму учитель, который носил на поясе кобуру с револьвером, а как-то раз тяжелой указкой забил до смерти одну из его одноклассниц.   В отличие от тех, кто боролся за выживание в концлагерях, Шин никогда не чувствовал, что его вырвали из нормальной цивилизованной жизни и низвергли на дно ада. Он в этом аду родился и вырос. Он принял его законы и правила. Он считал этот ад своим родным домом.    На текущий момент можно сказать, что северокорейские трудовые лагеря просуществовали вдвое дольше советского ГУЛАГа и в 12 раз – фашистских концлагерей. О месторасположении этих лагерей никаких уже споров не ведется: на спутниковых фотографиях высокой четкости, которые может посмотреть в Google Earth любой имеющий доступ к интернету человек, видны гигантские огороженные заборами зоны среди северокорейских горных хребтов.   По оценкам южнокорейских правительственных организаций, в этих лагерях содержится около 154 000 узников. Госдепартамент США и несколько правозащитных групп считают, что количество заключенных достигает 200 000. Изучив собранные за десятилетия спутниковые снимки лагерей, аналитики Amnesty International заметили, что в 2011 году на их территории началось строительство новых сооружений, и с большой озабоченностью предположили, что происходит это в результате резкого роста населенности таких зон. Вполне вероятно, что таким образом спецслужбы Северной Кореи пытаются еще в зародыше ликвидировать возможность возникновения народных волнений в период перехода власти от Ким Чен Ира к его молодому и не проверенному в деле сыну. (1)   По сведениям южнокорейской разведки и правозащитных организаций, на территории страны существует шесть таких лагерей. Самый крупный простирается на 50 км в длину и 40 км в ширину, т. е. по площади превосходит Лос-Анджелес. Большинство лагерей окружены электрифицированными изгородями из колючей проволоки со сторожевыми вышками, вдоль которых постоянно патрулирует вооруженная охрана. В двух лагерях – № 15 и № 18 – находятся зоны революционизации, где самые удачливые из заключенных проходят курс идеологической переподготовки и изучают труды Ким Чен Ира и Ким Ир Сена. Способные вызубрить эти учения и доказать свою лояльность режиму могут получить шанс выйти на свободу, однако даже в этом случае до конца своей жизни останутся под пристальным наблюдением госбезопасности.   Остальные лагеря являются «районами полного контроля», где заключенных, считающихся «неисправимыми» (2), доводят до смерти изнурительным трудом.   Именно таким районом тотального контроля является Лагерь 14, в котором жил Шин, – самый страшный из всех. Именно сюда отправляются многие пострадавшие в «чистках рядов» партийные, государственные и военные чиновники, зачастую вместе с семьями. В этом основанном в 1959 году лагере, находящемся в центральном регионе Северной Кореи (неподалеку от городка Кэчхон в провинции Южный Пхёнган), содержится до 15 000 узников. На расползшейся по глубоким горным ущельям и долинам территории размерами около 50 км в длину и 25 км в ширину работают сельскохозяйственные предприятия, шахты и заводы.

thelib.ru

ТВ КНДР: "Ложь и правда. Кто такой Син Дон Хёк на самом деле?" Английские субтитры.

Смотреть по ссылке:http://rutube.ru/video/b9af43afae25b19418e25b56f1a70628/

ПРЕСС-РЕЛИЗ Посольства КНДР в Российской Федерации. "КТО ЕСТЬ КТО".КТО ЕСТЬ КТОКак уже отмечалось в Докладе Ассоциации по исследованиям прав человека КНДР от 13 сентября 2014 года, главным источником манипулирования вокруг ситуации прав человека в КНДР служат «показания» так называемых «перебежчиков», которые, по сути, являются маниакальными противниками КНДР.Среди этих перебежчиков есть некий Син Дон Хек, который является самым активным участником заговорщической кампании против КНДР по правам человека.Его подлинное имя Син Ин Гын, он родился 19-го ноября 1980 года в селе Соксан уезда Пукчхан провинции Южный Пхеньан.После того, как убежал в Южную Корею, он изменил свое имя и биографию и превратился в ставленника служб разведки США и Южной Кореи.После рождения он окончил начальную и среднюю школу и с 1997 года начал работать в горном предприятии в селе Соксан, однако он изменил свою биографию, опасаясь обнародования правды о своей биографии, семейных обстоятельствах и своих преступлениях, совершенных еще до перебега. И по сценариям южнокорейской службы разведки он начал свою деятельность под вымышленной биографией.Так, он изменил свою дату рождения, 1980 год на 1982 год, а дату рождения своего отца – 1944 год на 1946 год.Его заявления о каких-то «лагерях для политзаключенных» тоже являются фальсификациями. Его отец Син Ген Соп в 1975 году за хищение государственных имуществ был приговорен к исполнению наказания в трудовой колонии. Еще до того, в январе 1972 года он женился на Чан Хе Ген. Так что, показания Син Док Хека о том, что его родители поженились в трудовой колонии «по награде» и родили его в 1982 году, тоже являются ложью.Его слова о том, что «я сделал заявление тюремщику о планах побега мамы и старшего брата с надеждой, что тогда его выпустят на свободу», что «именно поэтому мама и брат были казнены», тоже являются ложью и подобные обстоятельства даже немыслимы в нашей стране.Его мать и брат были казнены в 1996 году не за «попытки побега», а за умышленное убийство с тяжкими последствиями.Сам Син Док Хек в июне 2001 года подверг изнасилованию 13-летнюю девочку Ли Ын Ха в селе Бончхан, а в 2002 году был арестован китайскими пограничниками за незаконное пресечение государственных границ. После этого он был передан нашим правоохранительным органам, но вместо того, чтобы искупить свое преступление, он снова совершил незаконное пресечение границ и перебег на Юг.Этот предатель не посмел даже заикаться о тяжких преступлениях своем и своих родителей и предков (отец его мамы был прояпонским элементов до освобождения Кореи, а его дедушка и родители казнены за антигосударственные преступления), и с подачи южнокорейской службы разведки сфабриковал материалы о каких-то «лагерях для политзаключенных». Так что, он является всего лишь паразитом, который влачит жалкое существование в качестве рупора южнокорейской разведки.Он заявил, что его заключили в трудовую колонию из-за своего дяди, который живет в Южной Корее, но это тоже полная фальсификация.Как видим, все «материалы» из уст Син Док Хека являются от начала до конца продуктом заговора южнокорейской разведки против КНДР.

ПРЕСС-РЕЛИЗПосольство Корейской Народно-Демократической Республики в Российской Федерации

8 октября 2014 года

НЕТ – ПОПЫТКАМ ПРИНЯТЬ «РЕЗОЛЮЦИЮ» ООНПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В КНДР

Ныне США и их союзники на основании «доклада» так называемой «Комиссии по расследованию ситуации прав человека в Северной Корее» настойчиво пытаются внести «правозащитную» тематику КНДР на рассмотрение в ООН.Однако вышеупомянутый «доклад» ни в коем случае не может стать основанием для обсуждения в ООН ситуации прав человека в КНДР.Потому что «доклад» изначально лишен объективного и беспристрастного подхода к реальной политике, механизмам и ситуации прав человека в КНДР и   от корки до корки пронизан клеветническими материалами, наспех сфабрикованными теми элементами, которые имеют патологические чувства отчуждения и закоренелую враждебность к нашей стране.Все без исключения лица, которые особо усердствуют в «правозащитной» кампании, являются человеческими отбросами, которые совершили тяжкие преступления и были отвержены земляками и даже своими родными.Некий Син Док Хек, недавно выступивший на «консультациях на высоком уровне по правам человека в Северной Корее», организованных США, тоже является преступником, который изменил свое настоящее имя и биографию и превратился в агента служб разведки США и Южной Кореи в «правозащитной» кампании против КНДР.Вполне очевидно, что не может стать основанием для обсуждения в священной трибуне ООН подобный «доклад», состряпанный из лживых показаний устами тех лиц, которые одержимы маниакальной злостью и пытаются сохранить свое жалкое существование.Для того, чтобы состоялось беспристрастное обсуждение ситуации прав человека в КНДР, необходимо, пока не поздно, внести такой доклад, который содержал бы объективные материалы и прошел достаточное обсуждение и законные процедуры.Тот доклад, который недавно опубликовала Ассоциация по исследованиям прав человека КНДР, может оказать большую помощь в составлении такого объективного и беспристрастного доклада.Следует также отметить, что правительство КНДР прилагает максимальные усилия к улучшению ситуации прав человека в стране.Несмотря на продолжающиеся попытки враждебных сил по изоляции и задушению страны, правительство КНДР сосредоточивает ресурсы в экономическом строительстве и повышении благосостояния населения, принимает активные меры по улучшению качества образования и медицинских услуг и по защите определенных слоев населения, в том числе детства, материнства, престарелых и инвалидов.Ведется постоянная работа по усовершенствованию механизмов защиты прав человека путем принятия новых законов и внесения поправок и и дополнении в уже действующие законодательства.Первоочередное внимание уделяется усилиям по защите национального суверенитета, мира и безопасности, что является неотъемлемой и основополагающей частью мер по улучшению ситуации прав человека.Активно развивается также международное сотрудничество в области прав человека. Мы заявили о готовности вести диалог по правам человека с теми, кто искренне заинтересован в таком взаимодействии. В этом ключе мы недавно обратились в Агентство Верховного комиссара ООН по правам человека с предложением наладить сотрудничество в оказании технической поддержки и воспитании специалистов.Поэтому обвинения в адрес КНДР об отсутствии стремлений и усилий по улучшению ситуации прав человека исходят из черных помыслов тех, кто пытается очернить нашу страну и усилить международное давление.Мы делаем особый акцент на том, что никогда не допустим попыток передать законные власти суверенного государства в Международный уголовный суд под предлогом «проблем прав человека».Ожидается, что в «резолюции по правам человека», которую США и их союзники стремятся насильно протолкнуть в ООН на основе «доклада Комиссии по расследованию», будет включен новый текст о том, что «ответственные за нарушения прав человека будут переданы в международный уголовный судебный орган».Если принятые ранее «резолюции» ограничились критикой «ситуации прав человека» в КНДР, то в этот раз они пытаются расправиться с руководством страны под предлогом «проблем прав человека».Суть «правозащитной» кампании, возглавляемой США, стала еще яснее на примере того, что они изо всех сил воспрепятствовали участию представителей КНДР на заседании, на котором обсуждаются вопросы «прав человека» в нашей стране.Поползновения США и стран Запада нацелены на все страны, которые не следуют американским и западным стандартам и проводят независимую политику по правам человека в соответствии с реалиями и интересами своих народов.Если станет «легитимным» механизм международного уголовного преследования в области прав человека, то это создаст весьма опасные прецеденты, при которых США и Запад смогут по своему усмотрению посадить руководство любой страны на «скамью обвиняемого» под предлогом «прав человека».Вся опасность, что таят в себе попытки США и стран Запада принять «резолюцию по правам человека», заключается в том, что их мишенью когда-нибудь может стать любая независимая страна. 

hanber.livejournal.com

Сегодня Шин Дон Хёк почти ничем не выделяется на фоне обычных жителей европейского мегаполиса...

Первым крушением тоталитарной системы была ликвидация фашистских лагерей смерти. Сталинский ГУЛАГ просуществовал де-то до конца 50-х. Потом постепенно начали улучшаться условия жизни в стране СССР. Хотя лагеря, по сути, существовали до 90-х, но и сейчас пенитенциарная система мало чем отличается от довоенной. Известно, что дедовщина в армию пришла в те годы, когда новобранцами в войска были призваны те, кто отсидел в лагерях. Сейчас с дедовщиной удается бороться различными методами. В том числе и откупом от несения почетной повинности.

Но мало кто обращает внимание на то, что в "нормальных" российских школах живет все тот же дух сталинских лагерей. Родители детей выросли в этой системе и просто не представляют, то есть иной мир. Сейчас настала пора некоторой альтернативы образования. Можно так или иначе обучаться иным образом. Я полагаю что следующим этапом освобождением от тоталитарного наследия будет распространение иных, не "советских нормальны" школ и видов образования. Ниже ссылка на отрывок рассказа о книге, где героем является северокорейский гражданин, родившийся и сбежавший из ада.

Настанут времена, когда дети России почти ничем не будут отличаться от европейских и американских детей. А пока мы может желать, чтобы дети учились в школах без стен:

фотки кликабельны

... Это история юноши, который родился и вырос в самом жестоком районе Северной Кореи – Лагеря № 14. В основе книги – дневниковые записи Шина Дон Хёка, единственного человека, которому удалось из этого лагеря сбежать. Эти заметки взялся редактировать Блейн Харден, корреспондент Washington Post и New York Times Блейн Харден.Шин Дон худ и невысок (от недоедания), его руки скручены (от тяжелой работы), на нижней часть спины шрамы от ожогов, а на щиколотках – от оков, за которые его подвешивали вверх ногами в одиночной камере. На коже живота проколы от железного крюка, удерживавшего его тело над пыточным костром. Ноги от щиколоток до коленей изуродованы ожогами и шрамами от электрифицированных кордонов из колючей проволоки. А его первое воспоминание – казнь.

Судьба Шина не похожа ни на одну из известных нам историй людей, побывавших в концлагерях. Он никогда не мечтал о побеге и не тосковал о свободе, поскольку попросту не имел представления о мире за колючей проволокой. Он родился и вырос в аду, который более 20 лет считал своим единственным домом. Его единственной мечтой было попробовать жареную курицу.Сегодня Шин Дон Хёк почти ничем не выделяется на фоне обычных жителей европейского мегаполиса. Но под его стильной одеждой – памятные следы о детстве, проведенном в одном из трудовых лагерей, сам факт существования которых Северная Корея категорически отрицает.Эксперты из разных стран утверждают, что в рассказах Шина нет расхождений с той информацией, которую они получают из других источников. Шин находился ещё в «комфортных» относительно других заключённых условиях.Но есть и те, кто считает, что вся эта история – не более, чем выдумка, призванная очернить Северную Корею в глазах мировой общественности...

mikha-el.livejournal.com

Чистосердечное признание | Geo - Непознанный мир: Земля

Шин Донг-Хек стал известен миру как единственный человек, который смог сбежать из северокорейского концлагеря номер 14 — самого строгого в КНДР. Мальчик, рожденный в стенах лагеря для военнопленных и ставший свидетелем казни матери и брата, рассказал об ужасах северокорейского ГУЛАГа на страницах книги «Побег из лагеря смерти». Книга, переведенная на 27 языков, стала мировым бестселлером. А 32-летний Шин Донг-Хек — лицом активистской анти-северокорейской организации. И помощником Комиссии ООН в расследованиях нарушений прав человека в КНДР. Однако в прошлую пятницу на поверхность всплыли неожиданные подробности истории Шина. Мужчина признался, что многие детали он выдумал. И не предполагал, что это может стать проблемой. В письмах журналисту американской газеты «Вашингтон Пост» и автору книги «Побег из лагеря смерти» Блейну Хардену Шин Донг-Хек пишет, что посчитал изменение фактов незначительным. Так, по новым заявлениям северокорейского беженца, большую часть своей жизни он провел вовсе не в Лагере 14, а в Лагере 18 — то есть на другом берегу реки Тэдон. Именно там он узнал о том, что его мама и брат планируют побег. В тот момент для выросшего в стенах концлагеря мальчика понятия «семья» не сущеcтвовало. Как и полагалось примерному заключенному, он рассказал о планах родных надзирателям тюрьмы. Шин надеялся, что получит награду в виде нормальной пищи… Но вместо этого парня заставили смотреть на казнь матери и брата. В книге эти события описаны как произошедшие в Лагере 14. Теперь Шин также заявляет, что бежал из лагеря дважды — в 1999 году и в 2001-ом. Первая попытка скрыться в Китае оказалась неудачной: 20-летний парень был пойман местной полицией и отправлен назад в Северную Корею. За попытку сбежать он был впервые подвергнут наказанию в виде неоднократных жестоких пыток. И просидел в подземной тюрьме шесть месяцев. В первоначальном рассказе Шин описывает первую пытку в 13-летнем возрасте. Проверить, что же все-таки в истории выходца из самой закрытой страны мира правда, а что нет — практически невозможно. Еще прошлой осенью северокорейские власти пытались полностью опровергнуть все сказанное Шином в видеосюжете «Ложь и правда», где отец Шина рассказывает о том, что он и его сын и вовсе никогда не жили в трудовом лагере. И что показания Шина являются ложными. Автор романа и журналист Блейн Харден уже заявил, что будет добиваться возможности внести изменения в книгу. «Побег из лагеря смерти» вышел в свет в 2012 году. В том числе и в России, где книгу выпустило издательство «Эксмо». Как рассказывает менеджер по связям с общественностью редакции прикладной литературы издательства «Эксмо» Дарья Шпилева, на данный момент книга полностью распродана. Но весной планируется ее новый выпуск в другом формате и в другой серии. «Если автор вместе с Шином внесут изменения в книгу, мы сделаем переиздание с исправлениями, — добавляет Шпилева. — Наша задача как издателей — рассказать о происходящем внутри стран, о которых мы ничего не знаем. Если в истории Шина есть хоть доля правды, то его уже есть за что жалеть, поддерживать и уважать». На страницах газеты «Вашингтон Пост» журналист Харден описывает, как лично видел множественные следы шрамов на спине Шина. И 14 ожогов на ногах, которые были определены медэкспертами как следы «тяжелых электрических ожогов». Они были получены, как рассказывается в книге, при побеге из тюрьмы. Шин, проползая под оградой, окружающей здание, зацепился ступнями за электрический провод. В результате чего ноги Шина сильно обгорели. Обвинения в нарушении прав человека внутри КНДР северокорейское правительство категорически отвергает. Показания Шина в числе историй других 80 беженцев и вкупе с 240 конфиденциальными интервью послужили толчком к международной кампании ООН «по привлечению к ответственности руководителей тоталитарного государства за продолжающиеся на протяжении десятилетий нарушения прав человека». Все обвинения в адрес КНДР о нарушении прав человека, в особенности со стороны США, северокорейское правительство называет провокацией, цель которой — свергнуть существующий в республике социальный строй. Резолюция ООН, принятая в ноябре прошлого года, рекомендует передать ситуацию в КНДР на рассмотрение Международного уголовного суда (МУС). Тогда 111 стран проголосовали за принятие этой резолюции. Против были 19 государств, включая Россию, Белоруссию, Кубу, Китай и Сирию.

www.geo.ru